Интервью с Олегом Дяченко: жизнь в том и заключается, чтобы делать то, что нельзя

Олег Дяченко инструктор йоги в Киеве реабилитация спиныОлег Дяченко, преподаватель хатха йоги, инструктор по системе Redcord, разработчик системы Стабилизации позвоночника и суставов (СПИС) рассказал TopYogis, почему пятнадцатиминутная йога оптимальна, как практиковать йогу, когда страшно, что с нами происходит, когда мы развиваем привычку держать внимание в теле, и многое другое. 

TopYogis: Олег, какие у вас цели в йоге?

Олег Дяченко: Цели в йоге - хороший вопрос. Для меня йога - это, наверное, взаимодействие с людьми. Я так даже сразу не могу ответить, потому что своих целей у меня нет. Новые цели новая карма:) Это наверное плохо? Лучше никому в этом не признаваться. Потому что, как только все узнают, что у тебя нету целей, они начинают свои цели тебе грузить. 

TopYogis: А как вы начали заниматься йогой? Просто так случилось?

Олег Дяченко: Ну, во многом это случайность. Как-то так жизнь сложилась, что я начал заниматься. Мне было и в детстве несложно втягивать живот, мне было интересно. Я делал это, не зная ещё, что такое йога. Ну а вообще, йогой я начал заниматься, потому что мне было скучно. Скучно жить.

TopYogis: А в каком возрасте вам было скучно жить?

Олег Дяченко: Даже в школе, где-то десятый класс. Все мои одноклассники хотели побыстрее уйти из школы, она им надоела. А я думал: “Дураки, что вы будете потом делать? С утра на работу, вечером приходишь, на следующий день опять на работу. Вот и жизнь - дом и работа.” Ну собственно говоря, мне это не очень нравилось - рутина беспросветная. Поэтому я сначала занимался единоборствами.

TopYogis: Какими?

Олег Дяченко: Вьетнамскими, Школа цветов, Стиль Золотой лотос. Сначала просто занимался тем, что у нас называлось ушу, когда в школе учился. Потом, когда закончил школу, я занимался вьетнамскими единоборствами, а потом мне мой тренер Алексей Дирин посоветовал пойти в Киеве на йогу к Андрею Сидерскому. Я тогда в Минске учился и переехал в Киев. Я сначала купил на базаре книгу Андрея Сидерского. Прочитал книгу - понравилось. Потом нашел на базаре кассету с его занятиями, купил кассету - там был телефон. Я позвонил, и так попал на занятие. 

TopYogis: И сколько вы занимались с Андреем Сидерским? 

Олег Дяченко: Пока он вел занятия. До конца (смеется). Потом он перестал вести, и он нас всех отправил на вольные хлеба. Сейчас очень много есть людей, которые у него занимались, и ведут занятия. Но при этом это не Йога 23. 

TopYogis: А почему?

Олег Дяченко: Потому что сначала не было Йоги 23

TopYogis: То есть, когда он придумал Йогу 23, он уже не давал регулярные занятия?

Олег Дяченко: До того, как он придумал Йогу 23, он был в творческом отпуске. А потом, когда он появился с Йогой 23, мы все, конечно, побежали туда. Но мне она как-то не пошла. Даже не знаю почему. Может из-за однообразия. Была достаточно однообразная и очень жёсткая такая система.

TopYogis: Мы были в пятницу на Йоге 23. Это было моё первое занятия в этом стиле. У нас было занятие “глубокой статики”, как его описал инструктор. Мы долго стояли в каждой асане, без каких-либо динамических элементов. 

Олег Дяченко: Ну да, насколько я знаю, в Йоге 23 всегда так. 

TopYogis: Получается, вы немного развили практику в свой собственный стиль?

Олег Дяченко: Ну это было попозже уже. Сначала было так, как нам Андрей Владимирович давал йогу, так я и вёл. Ну а когда он ушел в творческий отпуск, чтобы придумать Йогу 23, я пошёл к Толику Зенченко, и с ним занимался достаточно долго, и он меня, собственно говоря, и сподвиг на ведение йоги. 

Однажды моя жена встретила его на железнодорожном вокзале, и он уезжал в Москву и жаловался, что некому его заменить. Она говорит: “Давай Олег заменит”. Ну и я так начал его периодически заменять, а потом начал сам вести. 

TopYogis: У него уже была эта система, Ишвара?

Олег Дяченко: Нет. Ничего не было. Было у нас тогда только Андрей Сидерский и Андрей Лаппа. При том, систем никаких не было. Была просто йога и всё. Хатха йога. Ну Ишвара появилась потом, точно так же, как и Йога 23. 

TopYogis: А расскажите про свою систему Стабилизации позвоночника и суставов.

Олег Дяченко: Ну система эта родилась из моей практики йоги с Андреем Сидерским, Анатолием Зинченко, семинаров Шандора Ремете и Браина Кеста.

В то же время мои друзья, которые у меня занимались, пригласили меня поучаствовать в проекте Редкорд - в Польше очень распространенная штука. Они открывали зал в Киеве. Я пошёл с ними работать, к нам приезжал поляк и проводил официальный тренинг, сертификаты выдавал. Так получилось, что оборудование достаточно дорогое, потому что брендовое. И я решил перенести эти принципы для более простых людей. Как-то переработать систему и сделать её доступной. Получился синтез занятий на Редкорде и мой собственный опыт. И это всё развилось в такую систему, которая позволяет избавиться от болей в пояснице в частности и в спине в принципе. При этом аспект с поясницей достаточно хорошо проработан, потому что она у меня болела, и я плотно этим занимался. Поэтому я могу чётко сказать, что эта система действительно помогает. Один парень из Москвы приезжал - Павел Шнейдерман, у него есть сайт yogamassage.ru - и он спросил: “Так что, ты можешь спасти всё человечество от болей в пояснице?” Я говорю: “Да” (смеется).

TopYogis: То есть эта система проверена на себе.

Олег Дяченко: На себе и на многих людях. Это действительно работает. В основе лежат знания из Редкорда. Я поменял некоторые упражнения йоги, чтобы они больше задействовали нужные мышцы. 

TopYogis: А что же вы поменяли?

Олег Дяченко: Ну например, у Сидерского в Йоге 23 было упражнение - лёжа на боку поднимать ноги. Я просто его переделал чуть-чуть, чтобы нужно было держать баланс. В основе лежит работа с балансом. Соотвественно, когда глубокие мышцы спины работают, они держат позвоночник. Это всё теория Редкорда. О том, что есть две группы мышц, мышцы движения и мышцы-стабилизаторы. Стабилизаторы держат положение позвоночника, мышцы движения уже что-то с ним делают: сгибают, поворачивают. Если стабилизаторы не работают, то мышцы движения берут на себя нагрузку. И получается, когда работают и те, и другие, то человек выигрывает в силе не потому, что он сильнее стал, а потому что просто разделил работу мышц.

TopYogis: То есть вы, получается, работаете с этими глубокими мышцами вдоль позвоночника. 

Олег Дяченко: Да, ну а основа этой работы - это балансы. Потому что, если мы просто будем качать спину, мышцы стабилизаторы не будут развиваться. 

TopYogis: То есть, будут задействоваться мышцы движения.

Олег Дяченко: Да. Можно закачать мышцы движения, они будут держать позвоночник, но они всё равно будут уставать, потому что они не предназначены для этого. 

В основе Системы стабилизации позвочника и суставов лежит работа с балансом. Соотвественно, когда глубокие мышцы спины работают, они держат позвоночник. Есть две группы мышц, мышцы движения и мышцы-стабилизаторы. Стабилизаторы держат положение позвоночника, мышцы движения уже что-то с ним делают: сгибают, поворачивают. Если стабилизаторы не работают, то мышцы движения берут на себя нагрузку. И получается, когда работают и те, и другие, то человек выигрывает в силе не потому, что он сильнее стал, а потому что просто разделил работу мышц.

TopYogis: Ну да, у них волокна быстрого реагирования.

Олег Дяченко: Да, там другие волокна. Человек, например, может достаточно долго сидеть с прямой спиной - если он здоров. Вот монахи сидят целый день, на Випассане тоже, без каких-то там проблем. А если это делать мышцами движения, они быстро устают. Вот например как четырехглавая мышца бедра, если постоять в вирабхадрасане несколько минут. 

TopYogis: У меня такое общее впечатление, что йога больше задействует глубокие мышцы, чем другие виды активности. 

Олег Дяченко: Это 100% Именно поэтому, собственно говоря, йога так долго держится в этом мире и еще переживёт весь фитнес и всё такое, потому что, ну сколько человек может заниматься фитнесом? Ну до 40, ну до 50, а что потом? Человек качает мышцы, приседает, прыгает - быстрее, выше, сильнее - но всё равно это когда-то закончится. Заряд, который ему дали родители на то, чтобы он чем-то толковым занялся, он когда-то окончится. И нужно будет экономить. А когда работают глубокие мышцы, тогда всё немножко по-другому. А если взять ушу и восточные практики цигун, то там вообще не мышцы работают, там работают связки и сухожилия. То есть мышцы не работают, они не устают. Я не слышал, чтобы в йоге этим кто-то пользовался. 

Олег Дяченко преподаватель хатха йоги Киев йогатерапияTopYogis: А что, этим надо пользоваться?

Олег Дяченко: Ну вот кто-то писал в фейсбуке, что в классических текстах считается, что ты можешь держать асану, если ты в ней стоишь три часа. Мышцами можно подержать? Нет. Вирабхадрасану, мышцами можно три часа постоять? 

TopYogis: Ну да, но если мы возьмем Хатха Йога Прадипику, то там почти все сидячие асаны, там нету такой акробатики, как у нас сегодня. 

Олег Дяченко: Да, с этим я тоже согласен. 

TopYogis: А вы на Випассане были?

Олег Дяченко: Да, пару раз был. 

TopYogis: И как, вы сочетаете этот опыт с йогой?

Олег Дяченко: Нет. Сложно сказать, потому что.. Ну там дыхание. Начальный этап Випасаны это наблюдение за дыханием. Точно так же, если взять какие-то техники медитации, то начальный этап - это наблюдение за дыханием. Поэтому говорить, что я Випассану сочетаю, это так. Конкретно, чтобы Випассану - то нет. Если взять медитации из Дхарана Даршана, там тоже используется медитация внимания по телу. Всё настолько переплетено, что тут странно ставить копирайты. 

TopYogis: Какое у вас отношение к стойке на голове? Вы даёте её на своих занятиях?

Олег Дяченко: Стойку на голове - нет, потому что очень много людей имеют проблемы с шеей. Я быстрее буду давать стойку на руках, чем стойку на голове. Собственно говоря, и Сидерский точно так же делал раньше - как сейчас, не знаю. Я не думаю, что что-то поменялось. То есть, если человек может на руках стоять, то и на голове он спокойно может стоять. А если он пытается сразу стать на голову, а локти разъезжаются, плечи не держат, то кроме проблем с шеей это ни к чему не приведет. 

TopYogis: А вы сами делаете стойку на голове?

Олег Дяченко: Ну, как-то мой учитель по восточным единоборствам сказал “Ну вообще, голова для того, чтобы думать”. Но я не противник стоек на голове. Просто так сложилось, что как бы я достаточно мало занимаюсь стойками на голове. 

TopYogis: Часто преподаватели дают людям стойку на голове прямо на первом занятии.

Олег Дяченко: Ну потому, что чтобы людям что-то понравилось, их нужно чем-то увлечь. Нужно показать что-то такое, чтобы они сказали: “О, класс, я сделал стойку на голове”. Люди пытаются поймать новые эмоции, это не плохо, конечно, но они идут как бы вширь и врозь, но не в глубину. Поэтому такие эффектные штуки пользуются популярностью. Чтобы зарисоваться перед кем-то. 

Если человек может на руках стоять, то и на голове он спокойно может стоять. А если он пытается сразу стать на голову, а локти разъезжаются, плечи не держат, то кроме проблем с шеей это ни к чему не приведет. 

TopYogis: Скажите, а форма асаны - насколько асана красивая и глубокая - есть сама по себе свидетельством какого-то прогресса в йоге? Например, можно ли сказать, что гибкие люди “лучшие йоги”, чем негибкие?

Олег Дяченко: Нет. Как говорил Сидерский, и я полностью поддерживаю, лучшие йоги - это люди, у которых ничего не получается. Если подумать, для чего йога? Чтобы остановить внутренний диалог. Условно говоря, по простому. Когда он останавливается? Когда мы что-то делаем для себя сложное. Для себя. Если для меня стойка на голове - просто, у меня не остановится внутренний диалог. Я буду себе что-то думать, стоя на голове. А если человек это делает в первый раз, то он будет очень увлечён этим, по меньшей мере, будет какая-то концентрация. Он будет думать только о том, чтобы не упасть. Вообще, любая асана - это поза для медитации. То есть, человек, который сидит в медитации, по крайней мере, он не устаёт. Во вторых, не думает, скорее всего, всякую фигню - в каком-то одном направлении посылает свои мысли. Примерно так.

TopYogis: Если у человека есть 15 минут в день для практики йоги, что самое главное вы порекомендовали бы сделать?

Олег Дяченко: Сделать то, что хочется. Это самое главное. Просыпается кот, что он делает? То, что хочется. Собачка проснулась и делает то, что хочется.

TopYogis: А если лень? И мне не хочется ничего делать?

Олег Дяченко: Шавасана каждый день (смеется). 

TopYogis: Есть такая теория, что человек по своей природе ленивый и мы, как всё в мире, стремимся к инерции. И чаще всего мы делаем то, что уже умеем хорошо делать. Нет? 

Олег Дяченко: Нет, я не согласен с этим. Если мы хотим что-то показать, то мы делаем то, что хорошо умеем. А если мы понимаем, что нас никто не видит, то мы пытаемся научиться чему-то, чтобы потом показать, как мы хорошо это делаем (смеется)

Лучшие йоги - это люди, у которых ничего не получается. Если подумать, для чего йога? Чтобы остановить внутренний диалог. Когда он останавливается? Когда мы что-то делаем для себя сложное. 

TopYogis: Вот Том считает, что немножко надо себя заставлять выходить из зоны комфорта.

Олег Дяченко: Нужно заставлять по меньшей мере стать на коврик, а там уже как-то пойдёт. И пятнадцатиминутное занятие, мне кажется, когда хочется заниматься - это наиболее эффективное занятие. Не в том плане, что пятнадцать минут, а в том, что человек должен заниматься, когда хочет. Вот ему захотелось сейчас - надо заниматься. Если ты не можешь себя заставить, то нужно сделать, когда ты хочешь. Но проблема в том, что в этот момент, когда ты понимаешь, что ты хочешь позаниматься, а тебе нужно что-то срочно делать - помыть посуду, ещё что-то. Пока ты это всё сделаешь, желания уже нет. Поэтому нужно сразу делать то, что хочется. И таким образом, напрягаться меньше, а эффекта будет больше. 

TopYogis: А вы делаете ежедневную практику для себя? 

Олег Дяченко: Йогу я для себя не делаю - ну, очень редко. Для себя делаю цигун. У меня есть учитель, китаец, Доктор Ши. Он мне всякие практики показал, я их делаю. Йогу не делаю, потому что банально некогда. Одно дело, когда ты один, у тебя есть много времени и желания, а другое дело, когда у тебя семья, трое детей и жена, и никто из них не работает, то тут как-то уже..

TopYogis: А сколько у вас занятий?

Олег Дяченко: По-разному. Больше восьми не бывало. 

TopYogis: Восьми в день?

Олег Дяченко: Да. Ну, в неделю где-то по тридцать. 

TopYogis: Это много. 

Олег Дяченко: Поэтому, собственно говоря, это одна из причин разнообразия, которое я пытаюсь на тренировках продвигать. Потому что одно и то же восемь раз в день делать - даже пускай четыре - тоже сложновато, просто скучно. 

Пятнадцатиминутное занятие, когда хочется заниматься - это наиболее эффективное занятие. Не в том плане, что пятнадцать минут, а в том, что человек должен заниматься, когда хочет. Вот ему захотелось сейчас - надо заниматься. Если ты не можешь себя заставить, то нужно сделать, когда ты хочешь. И таким образом, напрягаться меньше, а эффекта будет больше. 

Олег Дяченко учитель йоги Киев СПИС система стабилизации позвоночникаTopYogis: Вы на занятиях даёте шаткарму или пранаяму?

Олег Дяченко: Пранаямы только по утрам даю на занятиях в парке. Обычно нет, потому что любое занятие строится так или иначе из того, что хотят люди, пришедшие на него. Если я вижу, что им скучно, какой смысл давать? Они уйдут недовольные.

TopYogis: А люди считают, что пранаяма - это скучно?

Олег Дяченко: Может быть и нет. Но когда они начинают делать, то понимают, что скучно. Но это чувствуется по группе. Есть люди, которым не скучно. В йога студиях занятия происходят нон-стоп, там очень редко, чтобы были четкие группы, чтобы люди набирали группы и вели её по каким-то ступенькам. Обычно люди приходят и уходят, всё постоянно меняется. Один заболел, другой в отпуск уехал. И получается, что нету поэтапности движения, и очень мало людей, которые действительно готовы так заниматься. У них для этого должно быть время, во первых, особенно для самостоятельных занятий, и желание. И получается, что в результате по факту приходят люди, которые более-менее что-то могут, и им интересно, и есть люди, которые первый раз, и считают, что они пришли для того, чтобы устать. Они сидели целый день в офисе, согнутые, они пришли, чтобы понапрягаться, чтобы выйти и подумать: “О, мышцы проработал, ну хорошо”. То есть, по большому счёту, это фитнес. Им фитнес подошёл бы тоже, но они почему-то пошли на йогу. И получается, что чем больше разных людей, тем меньше асан можно сделать - меньше по сложности. И соотвественно, если половина людей засыпает после работы, они устали, то им сложно и концентрацию держать, и собственно говоря, поэтому динамика очень пользуется спросом. Быстро-быстро прибежал с работы, помахал руками и ногами, и дальше побежал. То есть, люди не могут остановиться, даже посидеть спокойно пять минут, не то чтобы там медитация. Ну пранаяма, в лучшем случае, десять минут, и всё. Поэтому сейчас, кто хочет заниматься пранаямами, то есть группы, где написано не “Йога”, а “Пранаяма”. И люди приходят подвигаться, они не приходят пранаяму делать. Им движение надо, потому что его не хватает в нашей жизни. 

TopYogis: Какой у вас подход к правкам?

Олег Дяченко: Я против правок. Вернее как, поправлять нужно, но не физикой. Нельзя дожимать людей, дотягивать. Я своим говорю, когда куда-то уезжаю и кто-то меня заменяет: “Смотрите, чтобы вас никто не трогал”. Человек сам должен дойти до этого. Соотвественно, с этой точки зрения, правильность выполнения асан - это тоже достаточно спорный вопрос. Если человек не садится в шпагат, а я говорю: “Вот так, вот так, давай- давай”, то я вроде бы его и не трогал, за ногу не тянул, но он всё равно себе что-то перетянул. Тут еще работа внимания. Потому что если человек думает о чем попало, то это, собственно, не йога уже, а фитнес. И в этом вся разница между йогой и фитнесом. 

TopYogis: То есть, разница в том, о чем ты думаешь, в состоянии ума?

Олег Дяченко: Да. В том, что либо ты находишься здесь и сейчас, и думаешь о том, какие мышцы нужно расслабить, а какие напрячь, или о том, куда кровь должна двигаться, или мурашки бежать..

TopYogis: Вы направляете, куда мурашки бегут?

Олег Дяченко: Нет, но если они бегут, это можно заметить. Они сами знают, куда бежать. 

В йоге важна работа внимания. Потому что если человек думает о чем попало, то это, собственно, не йога уже, а фитнес. И в этом вся разница между йогой и фитнесом. 

TopYogis: Я хочу сказать, что нам обоим очень понравилось ваше занятие. В Киеве есть много интенсивной йоги, но она часто бывает (на мой взгляд) травмоопасна.

Олег Дяченко: Ну да. Просто люди не заморачиваются как бы этим. Ну и в основном, всё-таки молодежь занимается. Поэтому тут и опыта нет, и травмы для молодежи менее проблематичны. Ну свернул шею - ну ничего. Через двадцать лет может вспомнишь, что свернул шею. Но это ж будет непонятно когда. Ну ногу перетянул один-два раза, перестал заниматься - не болит. Ну через двадцать лет вспомнишь, а может, и не вспомнишь. 

TopYogis: Я заметила, что некоторые инструкторы очень доверяют своей традиции. Они настолько уверены, что всё делают правильно, что буквально заставляют людей делать некоторые вещи, будучи убеждены, что это хорошо для занимающихся. Я например, не уверена, что то, что они со мной делают, будет хорошо для меня.

Олег Дяченко: Не, ну если человек боится что-то сделать и его заставляют, это уже не безопасно. Уже гармонии нет. 

TopYogis: Иногда человек не боится, а имеет опыт. Например, после глубокой халасаны - голова болит два дня. 

Олег Дяченко: Это опыт, но с этим можно работать. Йога - это как бы расширение наших возможностей, так или иначе. Человек, когда приходит, он не знает своих возможностей, возможностей своего тела. Иногда люди кряхтят, и я говорю: “ Вы думаете, что вы своей жизнью управляете? Вы даже ногу поднять не можете.” Сначала человек узнаёт свои возможности - это получается, это не получается. Там нога тянется, тут не тянется, и потом постепенно, работая на границе боли и страха, он начинает расширять это. То есть, возможности тела расширяются до каких-то границ. Перескочит он через эти границы когда-нибудь или нет, раздвинет ли он их максимально, насколько возможно, или нет - это вопрос такой. Но если человек боится что-то сделать, у него был негативный опыт, он должен понимать, что ему не нужно делать так, как делает инструктор или остальные. Он должен до границы работать, до границы болевых ощущений, или до границы страха. Условно говоря, если мне страшно стоять на голове, я могу поставить ноги на стену, положить ноги на стул, и когда в этом положении будет не страшно, уже можно поднять одну ногу. Не страшно - поднял другую. Соответсвенно, с болью - то же самое. Больно - чуть-чуть назад, где меньше тянется или меньше напрягается. Не больно - ты пытаешься отодвинуть границу боли. Не перескочить через неё - потому что чем больше ты перескакиваешь, тебе на следующий день опять придется перескакивать. А когда ты её отодвинул, у тебя уже есть пространство для возможностей. А это можно сделать только тогда, когда внимание находится внутри тела. Если внимание на работе, или дома, или там в отпуске, а ты что-то делаешь, то границы не получится раздвинуть. А соответсвенно, когда человек долго занимается и привык держать внимание в теле, то, во-первых, он в жизни не будет реагировать так, как обычные люди реагируют. Сначала будет реагировать, если, например, кто-то наступил на ногу, как всегда. А потом будет появляться: “А чего это я? Ну наступил, так наступил”. И это время между реакцией и пониманием, что ничего страшного не произошло, будет сокращаться, и в какой-то момент совпадёт, и получится, что когда тебе наступают на ногу, ты сам выбираешь - реагировать, как обычно, или по-другому. Вот это йога, собственно, и есть. 

TopYogis: И наверное, если человек чувствует, что он потихоньку может контролировать свое тело, то появляется ощущения большего контроля над другими аспектами жизни?

Олег Дяченко: Собственно, так йога и работает. 

Йога - это как бы расширение наших возможностей. Человек, когда приходит, он не знает своих возможностей, возможностей своего тела. Сначала человек узнаёт свои возможности - это получается, это не получается. И потом постепенно, работая на границе боли и страха, он начинает расширять это. То есть, возможности тела расширяются до каких-то границ. А когда ты границу отодвинул, у тебя уже есть пространство для возможностей. А это можно сделать только тогда, когда внимание находится внутри тела.

TopYogis: Вы еще проводите флай-йогу?

Флай йога Олег Дяченко инструктор по йоге КиевОлег Дяченко: Да, но я не считаю это йогой. Она полезна для позвоночника - да, есть некоторые моменты, которые действуют очень хорошо, и для растяжки. Соответсвенно, там очень много нестабильности, но её настолько много, что много ветра появляется в теле, много ватты. Я серьёзно не отношусь к этой практике, но тем не менее, как опыт это полезная штука  и она позволяет что-то объяснить. Например, на флай йоге я могу чётко объяснить, что должно работать, когда делаешь мост. Опять же, там можно сделать очень хорошее и безопасное вытягивание позвоночника, можно потренировать стойки на голове и руках - безопасно и спокойно, не надо инструктору бегать от человека к человеку и держать его за ногу. 

Но у нас, допустим, в Киеве, очень много перегибов во флай-йоге, потому что очень много асан вниз головой. Когда человек к этому не готов, у него изменяется давление в голове, и в лучшем случае - головные боли. В худшем случае - никто не узнает, что с ним случилось, потому что он больше не придет. Ну и у меня, например, были травматичные случаи на флай йоге. Были два раза, и это происходило с теми людьми, которые опаздывают. Я прошу студии, чтобы человека, не зашедшего в зал во время, не пускать на флай йогу. Если на хатха йогу - еще ладно, то на флай йогу опоздавших пускать нельзя - он со своими тараканами прибежал, потому что он опаздывал, и что-то там начал делать не сосредоточенно. И человек или падает, или отпускает руки, когда я говорю не отпускать руки. В некоторых студиях нельзя клиента не пустить - ну как это, он пришел, заплатил деньги, и не придёт на занятие? Поэтому они могут себе позволить в любое время приходить, и это достаточно опасно. И приходится настолько упрощать занятие, чтобы те люди, которые пришли потом, смогли быть на плаву и себе чего-то не свернуть. 

TopYogis: То есть, можно попасть на такую флай йогу, где упражнения не очень хорошо подобраны?

Олег Дяченко: Я имею виду не хорошо в том плане, что там очень много прогибов и перевернутых поз. 

TopYogis: А почему тогда преподаватели дают такие последовательности?

Олег Дяченко: Потому что их так научили.

TopYogis: А кто их научил? Давайте разберёмся.

Олег Дяченко: Ну этого я не знаю.

TopYogis: Ютуб?

Олег Дяченко: Может быть, Ютуб, может быть, другие учителя. Преподавателями у нас становятся как? В лучшем случае, долго ходят на йогу по какой-то системе, становятся фанатиками этой системы, и начинают вести занятия точно так же, и всё остальное для них неправильное. Либо человек проходит какие-то курсы, в Индии и ещё где-то там, и потом то, что не так, как их обучили, тоже неправильно. Для меня люди, которые говорят: “Вот так неправильно” - я сразу понимаю, что они …

TopYogis:.. сильно догматически подходят к вопросу

Олег Дяченко: Да, нет неправильного. Как в старом анекдоте, то что русскому счастье, для американца - смерть. Так и здесь. Нет универсальных каких-то штук. Кроме, может быть, дыхания. Потому что дыхание есть у всех. Человек рождается - первый вдох делает. Умирает - делает последний. Между вдохом и выдохом - его жизнь. Всё остальное - нету никаких правил. Вплоть до того, что есть там какая-то биомеханика, но если человеку сделали операцию на ногу, и у него сустав искусственный, уже по-другому будет всё работать. 

TopYogis: А есть в Киеве такая йога, называется “Корректный подход к позвоночнику”. Что вы думаете о ней?

Олег Дяченко: Да, знаю. Я думаю, что они достаточно фанатичная группа, в том плане, что они говорят очень много “нельзя”. И всех ставят в такое положение - когда к ним приходят люди, в этой школе им рассказывают, что всё нельзя, а потом эти люди приходят к тебе и говорят: “Ты так йогу делаешь? Это нельзя!” Но тем не менее, я знаком с людьми, которые достаточно давно в этой системе крутятся, и когда с ними начинаешь говорить, понимаешь, что нельзя, но если очень хочется - то можно. Но нужно правильно сделать. Ну а правильность в данном случае сводится к тому, что если ты руками поворачиваешь себя, то это нельзя, а если мышцами повернул - то можно. Вот и всё. Потому что мышцами ты себе не скрутишь ничего. Сразу (смеется)

Ну знаете, это как ха и тха, как инь и янь. Проще один раз сказать “нельзя” и не парить себе мозг. Потому что ты одному полчаса рассказывал, что вот так можно и так нельзя, приходит другой и говорит: “А вот можно или нельзя?” Хочешь сказать: “Нельзя!” Нельзя - это как бы первый уровень. 

TopYogis: Я хочу сказать, что мы были на занятиях Ваджра йоги. Нам понравилось. И в том числе потому, что точно знаешь, что никто ничего там себе не скрутит. Это 100% 

Олег Дяченко: Да, вот у них, реально, я не слышал отзывы, чтобы кто-то что-то себе скрутил. Но зато очень много слышу “нельзя”. Как нельзя? Нашему человеку запретить что-то? Как это? И мало того, я могу сказать, что я иногда делаю то, что нельзя. Именно для того, чтобы понять, а насколько же можно?

Собственно говоря, жизнь в этом и заключается, чтобы делать то, что нельзя. Ты ставишь эксперимент над собой. Я могу себе позволить, условно говоря, на голове без рук постоять, но свернув шею, я чётко понимаю, что это я себе свернул шею, и буду понимать, что дальше с этим делать. Но заставлять других этому я не могу. Это просто неправильно. Вот и всё. Если я понимаю, что человек может получить травму, хотя бы какое-то сомнение если у меня есть, что он может это сделать корректно, я просто говорю “нельзя” и всё. Чё ему еще объяснять что-то? От групповых занятий тут уже идет индивидуальная работа с человеком, но это тоже сложная штука, потому что если человек не готов раскрыться.. Например, я пришёл и говорю: “Что болит?” А он: “Та у меня ничего не болит”. А потом по тому, как он выполняет, я замечаю: “Да у тебя тут болит”. А он: “Да не болит”. Люди, бывает, так относятся к своим каким-то проблемам - оно уже давно и надоело, и он уже пытается как-то стереть их из головы, как будто этого нет. И вместо того, чтобы получалось какое-то расширение, как в теле так и в сознании, он отсекает какие-то области, типа этого нет. Ограничивает себя, притом настолько, что даже не замечает. То есть, работы внимания нету. И это может происходить в любые моменты жизни, это не только с йогой связано.

TopYogis: Когда-то я читала в книжке йоги, по-моему это книга Андрея Лаппы была, рекомендацию о том, что чтобы активизировать свою интуицию, нужно бежать в лесу, когда темно, очень быстро. 

Олег Дяченко:... и с закрытыми глазами (смеется). Не знаю, попробовать можно. Есть два подхода ко всем вопросам - первый западный, а второй - восточный. Западный подход - это “Объясните мне, зачем, потом я буду делать”. И когда человеку объяснили, он уже знает, зачем он это делает. Я знаю, что это асана от того-то. Ни разу не делал, но это не важно. Она вам поможет. Это как пустой стакан. Если у человека есть свой опыт, он может сравнивать его с чем угодно - с теми книгами, с другими, с опытом других людей. Если тут пусто, и я читаю книгу, в которой написано, что нужно делать вот так, я наполнил этим свой стакан, и меня уже никто не убедит, что это не так. Попытки разобраться в вопросе приводят к еще большему поглощению информации, еще больше становится непонятно. Но если это время потратить на практику, не бояться, что неправильно сделаешь. Можно всю жизнь бояться, что неправильно сделаешь, и в результате так кина и не будет. Будешь эксперт. Есть люди мастера, а есть эксперты. Мастера - это которые что-то умеют. А эксперты - это которые всё знают, но ничего не умеют. Они знают теорию, и рассказывают, как надо. А восточный подход - тебе дали - ты делаешь. Вообще ничего не объясняют. 

TopYogis: А у нас какой больше подход?

Олег Дяченко: У нас западный больше. А иногда нет подхода, никакого. Человека научили - он делает, как научили, и считает, что это правильно. Можно было бы сказать, что это восточный подход, но развития нету, потому что он не пытается понять, зачем? А дают не для того, чтобы повторял, как обезьяна, а для того, чтобы ты понял, что происходит. И изменил под себя, или под других. То есть вся практика индивидуальна. А западный подход очень хорошо у нас в медитации проявляется. Нам сначала нужно понять “а зачем?” “Для того, чтобы достичь просветления” “О, теперь я знаю, для чего медитация. Теперь можно ходить и всех учить.”

TopYogis: Нужно делать, да?

Олег Дяченко: Нужно делать. Когда что-то своё есть, то ты можешь это с чем-то сравнить. При условии, что ты готов сравнить, а не говорить, что все остальное неправильно. 

TopYogis: Но чтобы делать, нужно начинать. И потому мы делаем TopYogis, чтобы люди узнали, где можно начинать делать.

Олег Дяченко: Чудесно!

 

Если вы занимались с Олегом и хотите поделиться своими впечатлениями от его занятий, напишите отзыв на его личной странице. На этой странце вы также можете связаться с Олегом и посмотреть, в каких центрах он проводит регулярные занятия. 

Инструктора Хатха Йоги по всему миру

Инструктора йоги в Киеве (все стили)

Студии и школы йоги Киева

Еcли вы инструктор йоги, вы можете бесплатно создать свою страницу на TopYogis. Вот что это вам даст

 

 

 

Комментарии facebook